*Автор: Aronoelly aka Medusa
*Название: My life is null and void
*Фандом: TH
*Бета: Microsoft Word
E-mail: nora.medusa@yandex.ru
*Категория: General
*Жанр: AU, OOC, Dark, Angst, Drama
*Рейтинг: R
*Статус: закончен
*Герои: Билл, Томас, Том, Симона, Гордон (в эпизоде)
*Размер: mini
*Предупреждения: Жестокость. Но я думаю прочитав жанры, вы уже сами определили для себя- читать или не читать.
Размещение на других ресурсах: с разрешением автора.
Саундтрек: t.A.T.u. - Null & Void
*Дисклеймер: Извиняюсь перед реальными героями за использование их имён и образов.
От автора: Приятного прочтения!

Pov: Bill
2010г
За окном солнце светит, ярко-ярко создавая иллюзию тепла, хотя на самом деле оно не греет вообще. Да, зимой солнце лживое как никогда. Ненавижу зиму, ненавижу этот снег, что лежит на холодной и грешной земле, словно кокаин на стеклянной поверхности. Ненавижу этот ветер, что поднимает мелкие снежинки, словно их кто-то вдыхает сверху. Я одинок в этом мире и за это я себя ненавижу. Моя жизнь остановилась, и в дальнейшем ничего больше не произойдёт, смысл потерян. Если мне кто-нибудь скажет что завтра меня собьёт грузовик, я расстроюсь… только не из-за того что не хочу умирать, а потому что так просто покинул этот мир… «жизнь» для меня худшее наказание. И я караю себя и буду карать до глубокой старости, пока сам не скончаюсь - одиноким, никчёмным, не кому не нужным стариком. Ведь я собственными руками разрушал всё что имел, но не ценил. Сейчас у меня только один друг, он предан мне, я это знаю. Его зовут Томас, он любит, когда я его выгуливаю. Обожаю своего пса, я делаю для него всё, потому что он единственный близкий мне человек, да да Томас- для меня человек. Только он держит меня в этом мире. Для меня важно чтобы ему было хорошо, и пусть я согнусь, это не важно. Томас единственный кто всё знает обо мне, потому что я ему всё рассказываю, а он смотрит мне в глаза и понимающе кивает. А когда вечером я привожу себя в порядок: крашусь, укладываю волосы с большим количеством лака, одеваю всё самое яркое и обтягивающее - он грустно скулит. Однажды, когда я уже направлялся в таком одеянии к выходу, он вцепился зубами в мой плащ и не хотел отпускать, долгими уговорами я всё же покинул помещение. После, подобные выходки моего пса не повторялись, всё обходилось лишь грустными взглядами (он ведь прекрасно знает, что я чувствую, когда он смотрит мне в глаза, и всё равно так делает – глупенький). Томас знает, куда я ухожу и зачем. Возвращаюсь я всегда рано утром - убогий и ничтожен… побитый и усталый… убитый, морально уничтожен…Мне не жалко моего тела, оно не заслуживает ничего кроме боли. У меня нет души, потому что её растоптали и смешали с грязью. Но я существую! Всё ещё жив! Назло самому себе и во благо Томаса.
Я не хотел бы однажды уйти из дома и не вернуться, потому что меня всегда ждёт он, ради него я возвращаюсь живым, хоть и уничтоженным. Мы много лет уже вместе, и знаем друг друга очень хорошо, сейчас он хочет прогуляться, и я пойду с ним хоть и ненавижу зиму…тем более гулять, когда холодно, но меня больше волнует Томас, нежели мои желания.
Я сижу на лавочке, втягиваю в себя нужную мне порцию никотина, Томас лежит рядом и лениво зевает. Не далеко дети играют, смотря на них, я нервно улыбаюсь, только не им, а своим мыслям.
- Мам, я тоже хочу покататься на этой машинке - обиженный мальчик дергает за юбку свою маму.
- Но ты уже большой, машинка не выдержит тебя – пыталась объяснить она своему чадо - А Крис маленькая, ей машинка в самый раз.
- Ну, мама вы ведь её МНЕ покупали - мальчик, топал ногами, тем самым показывая своё недовольство.
- Но ты уже большой мальчик, а ведёшь себя как маленький! Так, ещё слово и я тебя накажу!- похоже, терпение женщины лопнуло, и они решила говорить с ним по-другому.
- НЕНАВИЖУ КРИС - зло прокричал мальчик.
Так и хочется взять этого парня за шкирку и вбить в его голову, что это всё фигня, что не стоит обижаться на подобные мелочи, они родные люди, в конце концов! Но ведь не поймёт он меня. Как я в своё время не понимал.

Pov: Автор
1995г
- Билли, знакомься - это твой братик Том - молодая мама открыла личико младенца, чтобы показать его старшему сыну.
- Он такой сморщенный и не красивый - мальчик не довольно разглядывал новорожденного - как он может быть моим братом, если мы не похожи?- спросил Билл, уже отходя от них в сторону.
- Билл, он самый красивый из всех младенцев, как ты можешь этого не видеть? - женщина нежно поцеловала ребёнка в лобик - кроме того, Билл ты таким же был, когда тоже только родился.
- Я был, таким - сморщенным, красным и страшненьким - в недоумении спросил Билл.
- Да, Билл именно таким, вы же братья – улыбнувшись, сказала женщина.

- А где он будет жить?- поинтересовался Билл.
- Сейчас в нашей с папой спальне, а когда в гостиной сделаем ремонт, он туда переедет.
- Ну, мам, я хотел в этой комнате жить, потому что она самая просторная, там можно настольный теннис поставить – Билл одарил свою мать недовольным взглядом - а ты мне не разрешила - мальчик потопал ногами, тем самым показывая свой протест.
- Нет, Билл, через пару месяцев эта комната будет его, потому что она радом с взрослой спальней- Симона поправила сползающее одеяла, и завернула младенца как следует- Да, Томас Каулитц - Вы будете там жить?
- Нууу мам…
- Разговор окончен! - сделала серьёзное лицо Симона и отнесла сонного младенца в комнату, чтобы положить его в кроватку.
Не то что Билл не любил своего брата, просто он был не готов делить с ним всё, в том числе и внимание родителей. Он всегда был единственным ребёнком, всё внимание и тепло дарили только ему, его прихоти всегда исполнялись, стоило только сделать жалобные глазки, и он получал всё что хотел. А сейчас это уже не действует. Все увлечены его братом, поскольку он самый маленький в семье. Конечно же, его это задело.
-Билл, мы отвезём Тома в больницу на осмотр, сегодня ему месяц. Будь умницей и слушайся бабушку - она помахала рукой и направилась к выходу.
- Я тооооже хочу с вами - побежал Билл за ними.
- Что ты будешь там делать? Мы там долго будем, ты замучаешься ждать. Или ты хочешь составить компанию врачам?
- Вы врёте! Вы просто не хотите меня брать! Я вам не нужен. – Билл истерил и плакал.
- Том, смотри какой у тебя братик психованный, ты ведь будешь послушным, да сынок?- младенец зашевелился и закряхтел – да, ты будешь хорошим мальчиком - улыбнулась Симона и прижала младшего к груди.
Билл ушёл в свою комнату и долго плакал, он ненавидел этого ни в чём не виноватого дитя. Он понял, что теперь всё будет по-другому. Всё изменится, но отнюдь не в лучшую сторону. Вскоре он сам того не ожидая провалился в глубокий сон.
Том рос быстро, вот уже начал ползать. Все радовались, улыбались, ну и, конечно же, спорили, кем он будет, когда вырастит.
- Танцор - сказала тётя Джильда - родная сестра Гордона - посмотрите, как он попой крутит под музыку.
-Да вы лучше посмотрите, какие у него пальчики, музыкантом однозначно – вставила своё слово Симона.
- Да что вы, в самом деле, хотите из моего сына бабу сделать? – не выдержал Гордон – Он у нас спортсменом будет - олимпийским чемпионом - гордо сказал он.
- Нет!- отрезала Симона - эти вечные травмы, растяжения, переломы… нет уж, не надо такого «счастья» нашему сыну!
- Между прочим, шрамы украшают мужчину. Да и травмы эти, один раз поранится, в дальнейшем будет умнее – задрав нос, ляпнул Гордон, он почему-то был уверен, что что-то умное сказал. Но так, к сожалению, думал только он.
- Я не отдам его на спортивный кружок!- отрезала Симона.
-Эхх, что толку спорить с женщинами, да сынок? Зато ты у нас сердцеедом будешь как твой отец!- не унимался Гордон.
Только вот Биллу было абсолютно всё равно, кем он будет. Его бесил тот факт, что ему придётся ещё очень долго с ним жить под одной крышей.
- Мама, а где мои игрушки?- мальчик подошёл к маме в то время, когда она чистила картошку на кухне.
- Ах да, Билл мы забыли тебя предупредить, что все твои игрушки теперь у Тома, ты ведь уже взрослый мальчик, в школу скоро пойдёшь - сказала женщина и положила уже начищенный картофель в воду.
- А вы меня спросили?- зло спросил Билл.
- Но ведь тебе же не жалко для родного брата?- задала встречный вопрос Симона – надеюсь - уже чуть слышно добавила она.
Билла это разозлило больше всего, его ненависти не было предела. Они отдали ЕГО игрушки этому мелкому сосунку. И при этом не спросили законного владельца игрушек, как же так? Том полностью занял ЕГО место в этой семье.
Билл лежал в своей комнате и смотрел детскую передачу перед сном, он всегда так делает по вечерам. А из другой комнаты доносился детский плач преходящий на крик. Билла это раздражало, потому что было слышно даже при закрытой двери. Это чудовище орало и мешало его любимому занятию.
В конце концов, Билл не выдержал и направился в соседнюю комнату. Ребёнок лежал в детской кроватке и кричал, его личико было красное от слёз, глазки закрыты, так что по кроям были складки.
- Замолчи, слышишь, ЗАМОЛЧИ!- в ответ ребёнок стал орать ещё больше.
- Ну, сколько можно кричать! Понимаешь, ты мне мешаешь!- малыш потянул пухлые ручонки старшему. Душа младенца рвалась на руки Биллу, он хотел, чтобы тот его упокоил и прижал к сердцу и сказа «всё в порядке малыш я с тобой, только не плач». Но гнев Билла заполонил весь его мозг, он был одержим ненавистью, ненавистью к родному брату.
-Я тебя ненавижу - ребёнок открыл глаза и посмотрел на Билла и на несколько секунд притих, а потом вновь стал орать.
Мягкая подушка накрыла маленькую голову ребёнка, сквозь неё был ещё слышен приглушённый плач, Билл подержал подушку ещё минуту и… малыш успокоился…
- Билл, ты, наконец, то нашёл общий язык со своим братом, я так рада – вытирая полотенцем, мокрые волосы сказала Симона - он плакал, а ты его успокоил, молодец Билл - похвалила женщина своего ребёнка, не подозревая в чём дело.
Семья очень тяжело перенесла потерю. Симона во всём винила себя «ведь знала, что Билл его не любит, и всё равно не доглядела» проносились в её голове мысли. Она много нервничала, по ночам ходила в комнату Тома, до конца не веря в происходящее.
Суд лишил семью Каулитцев родительских прав над старшим сыном, за совершившее преступление в семье. Билла забрали в детский дом. И это была последняя капля…
Молодая и красивая женщина в возрасте 28 лет, на нервной почве заработала рак. Пожила три года и скончалась в больничной палате. Гордон, потеряв в короткие сроки всю семью, тяжело переживал. Но он оказался очень сильным морально, пережив этот ужасный период, мужчина хоть и очень постарел, начал новую жизнь. Он вновь женился, а недавно у него родилась девочка. Билл, так и не узнает, что у него есть сестрёнка. Он не услышит, как по ночам плачет взрослый мужчина. С годами раны заживают, но рубцы останутся навсегда. С отцом они теперь чужие люди.
Его усыновили. Зрелая пара на первый взгляд казалась достойной. Воспитатели с радостью доверили им Билла. Но они даже не подозревали, зачем он им был нужен. Они использовали его для сексуальных утех. Да, Биллу пришлось удовлетворять пожилую пару, исполняя всяческие их капризы. Пожив у них пять лет, парень сбежал и начал самостоятельно жить – снимал квартиру, работая грузчиком. Но денег не хватало, чтобы прокормить себя. Потом Билл познакомился с местным сутенёром, он предложил ему поработать.
Билл же, недолго думая принял его предложение. Так он и работал - впуская через «чёрный вход» посторонних людей за валюту.
Pov: Билл
Солнце всё такое же фальшивое и холодное. Люди всё также ненавидят друг друга, конкуренция - уничтожает даже семейные узы. Молодёжь пьют пиво в подъездах, разговаривая на языке гопника показывая тем самым свою «крутизну». Противно. Просто противно на это смотреть. Обидно видеть себя со стороны, глупые люди повторяют те же ошибки что и я в своё время, хочется верить, что у них не дойдёт до крайности… Обидно, что я не в силах что-либо изменить, ведь я просто человек и силы мои ничтожны.
-Пошли Томас, нам пора ужинать…
В шесть лет, я стал убийцей, сам того не осознавая - я убил всю свою семью. Пожив в детском доме, я стал многое осознавать, именно тогда я действительно понял, что значит быть никому ненужным. Эта глупая ревность погубила мою жизнь, а я в свою очередь погубил жизни своих близких. Как же я был глуп, но уже ничего не изменить. Я буду убивать себя медленно и мучительно и не заплачу, потому что знаю - заслужил. Моя жизнь ничтожна…